#

Анна
Козлова

Назад к списку организаторов

"У современных детей уже есть базовый словарный запас для того, чтобы говорить о науке"

Ваше основное место работы – Республиканский научно-практический центр спорта, где вы занимаетесь спортивной генетикой. А что это вообще такое?

Уже довольно давно генетики поняли, что абсолютно все качества человека так или иначе зависят от того, что записано у него в ДНК. Для некоторых качеств эта запись в ДНК на 100% предопределяет проявление признака. Например, у каждого из нас есть две руки, две ноги, но ни у кого, к сожалению, нет крыльев. А для некоторых свойств запись в ДНК носит вероятностное значение — они зависят от генетики, но могут изменяться. Есть такое важное биологическое понятие — норма реакции — то есть запрограммированный диапазон изменчивости признака. Скажем, цвет вашей кожи меняется в зависимости от условий окружающей среды: на солнце вы становитесь смуглее, в зимнее время кожа снова бледнеет. Но сколько бы вы ни загорали, есть какой-то предел, после которого загар не становится темнее, и наоборот. Именно эти пределы и заложены в ваших генах. То же самое можно сказать, например, о склонности к полноте, или способности к изучению языков, или умению сесть на шпагат.

Возможность эффективно справляться с повышенными физическими и психическими нагрузками — а именно это и есть профессиональный спорт — довольно сильно обусловлена генетически. В большей степени это проявляется для таких характеристик, как рост, структура мышц, особенности метаболизма; в меньшей — для агрессивности, мотивации, психологической устойчивости к стрессу, интеллекта. Генетика позволяет предсказать спортивную успешность человека: есть ли у него шанс стать олимпийским чемпионом или нет, где он добьется больших успехов: в беге на длинные дистанции или на короткие, чем его нужно кормить, чтобы нарастить мышечную массу. Раннее предсказание спортивной успешности и подбор подходящего направления — это именно то, чем мы занимаемся.

Вы часто читаете научно-популярные лекции в минском музее науки «Элементо», то есть в целом опыт работы с детьми у вас большой. Как вы думаете, сильно ли этот опыт отличается от того, что вы ожидаете встретить в лагере?

Думаю, достаточно сильно. Конечно, кто-то приходит в музей специально, чтобы послушать лекцию, но заметная часть аудитории — дети и родители, которые планировали провести время среди экспонатов, а на лекции оказались более или менее случайно. Дети в «Марабу» все же дважды делают сознательный выбор: и когда едут в лагерь, и когда выбирают для себя конкретные курсы. Кроме того, дети в музее с родителями и дети в лагере сами по себе — это две совсем разные истории.

Вы сформулировали тему своего курса как «Генетика супергероев». Расскажите про это подробнее. Почему супергерои?

У меня есть личный идеал детской научно-популярной книги — «Физика невозможного» Мичио Каку. Мичио Каку — честный физик-теоретик и нью-йоркский профессор — составляет список всех самых крутых технологий, которые только существовали в культовой научной фантастике, и рассуждает о том, как эти технологии могли бы теоретически работать и какие задачи для этого нужно решить. Звезда смерти и лазерное оружие, защитное силовое поле и путешествия во времени, телекинез и телепатия, предсказания будущего и так далее. Часть этих «невозможных» технологий недостижима сегодня, но в то же время не нарушает никаких известных нам физических законов. Другая часть находится на переднем крае наших представлений о мире, а третья — нарушает законы природы, как мы их сейчас знаем. То есть почти все может оказаться возможным, так что давайте разберемся, как оно работает. С биологией все то же самое. Доктор Беннер за минуту превращается в огромного зеленого Халка; Мистик из «Людей Икс» способна принять внешность любого человека; черепашки-ниндзя — это, в конце концов, гигантские разумные черепахи! Еще неизвестно, что круче: это или вечный двигатель.

Супергерои в каком-то смысле — отличная точка вхождения. У современных детей, в том числе благодаря массовому кино и фантастической литературе, уже есть базовый словарный запас для того, чтобы говорить о науке. Они могут не вполне точно представлять, что такое ДНК, но слышали это слово и понимают, в каком направлении смотреть. Именно этим мы и будем заниматься: совместным научным поиском. Существование некоторых супергероев не противоречит известным нам законам природы, нужно только разобраться, как они устроены. Так что, препарируя научную фантастику, мы заодно поговорим о клеточной биологии, генетике и теории эволюции.

Это же во многом пересекается и с вашей сферой научных интересов...

В общем, да. Представьте себе идеального спортсмена: он сильный, тренируемый, умный, у него великолепный метаболизм, который позволяет быстро адаптироваться к экстремальным условиям и быстро восстанавливаться после нагрузок или болезней. Действительно, максимально приближенное к супергерою из комиксов существо. Это и есть самое интересное в подобных исследованиях.

Есть ли у вас какие-то опасения (или, наоборот, ожидания) в связи с тем, что в «Марабу» приедут дети из разных стран с разным уровнем подготовки?

Конечно. Точнее, разный уровень биологической подготовки меня как раз совсем не смущает. Наоборот, если кто-то лучше других знает биологию, он сможет помочь остальным. А вот разный уровень владения русским языком — это, безусловно, любопытная задача. В прошлом году Рэндел Манро, автор популярного научного веб-комикса xkcd, выпустил книгу Thing Explainer, в которой объясняет «сложные штуки простыми словами». Он рассказывает о таких вещах, как тектонические плиты, клетки, дата-центры и тому подобное, используя только рисунки и 1000 самых употребляемых английских слов. Что-то в этом духе наверняка предстоит и нам. И это отлично.