Алина
Аксёнова
«Марабу» в моей жизни — это явно счастливый билет

Искусствовед Алина Аксёнова — о том, как прошел первый «Марабу» в Бургундии, что было интересного в нашем замке и — внимание! — что ждет детей во время летней программы в Венгрии-2018. Кажется, уже пора записываться.

Алина, «Марабу» впервые проходил в Бургундии. Расскажите о ваших впечатлениях.

Очень здорово. Замок совсем небольшой, но какой-то очень толковый, уютный: много дерева, камины, винтовая лестница, башня с высокой заостренной крышей — такая башня принцессы. Много разных построек: например, здание старой конюшни, очень удобно оборудованное, там проходила часть занятий и разные игры.

Очень красиво. Я сделала фотографий шестьсот: слева, справа, сбоку, наискосок, на фоне заката, на фоне рассвета. Недалеко — Луара, вокруг — несколько городов с потрясающей готикой, фахверк, средневековые домики и улочки. Мне кажется, для того чтобы открыть для себя Средневековье — это прекрасное место.

А как прошел сам лагерь?

«Марабу» в моей жизни — это явно счастливый билет, а тут я вытянула еще один — этот осенний лагерь.

Мы с Лялей Кандауровой даже затеяли приводить аргументы: это был самый лучший «Марабу» в нашей жизни или он такой же классный, как и все остальные? Все-таки решили, что этот «Марабу» — исключительный. Было как-то очень весело, сложился удивительный вожатский коллектив, дети все время во что-то играли, преподаватели во всем этом участвовали: скажем, игра-детектив — в настоящем замке это особенно прикольно. Была и хеллоуинская игра, где мы все переодевались в персонажей Тима Бертона. На последней «свечке» Света, вожатая, сказала, мне кажется, очень правильные слова: «Сложилась такая атмосфера, будто ты на даче, с друзьями».

Это была моя третья поездка в «Марабу», и я всегда жду встречи со знакомыми детьми, но приезжают и новые дети — удивительные, которых ты для себя открываешь впервые.

Вот в этой смене как раз было несколько новеньких: замечательных, вдумчивых, чутких, каких-то очень искренних. Потом, интересно наблюдать, как меняются те, кого ты вроде бы уже знаешь: так, скажем, летом у меня в группе была девочка, которая мне казалась закрытой, а в эту смену она была удивительно контактна, активна, всех очень поддерживала.

У меня была маленькая группа, десять детей, и из них — всего две девочки, обе взрослые, мудрые, многих вокруг себя объединившие.

А как мальчики воспринимали лекции по искусству?

Честно сказать, я думала: ну все, восемь мальчиков, будет тяжело. Потому что, конечно, про искусство с большим вниманием всегда слушают девочки, особенно если говорить о детях старшего возраста. Но переживала я зря. Наоборот, меня потрясло, как все внимательно слушали, участвовали в разговоре, задавали вопросы. Когда мы смотрели витражи в Буржском соборе, дети все время просили рассказать что-нибудь еще, какую-нибудь историю и про эту святую, и вот про того святого.

Уже известно, что вы присоединитесь к команде «Марабу» летом-2018, чему мы очень рады. А можете что-нибудь рассказать о новой программе?

Тему, которую мне бы хотелось реализовать, я придумала давно — это приключения шедевров. У многих известных произведений искусства еще и интереснейшая биография; картина может быть известна не только сама по себе, но и благодаря своей истории. Это может быть история создания: например, художник писал портрет какой-нибудь дамы, а она не хотела позировать, он уговаривал или даже подкупал ее.

Часто бывает, что произведение переживает какие-то трагедии: его крадут, или оно теряется, или, наоборот, внезапно находится. Если говорить о картинах художников XX века, то работы и служили перегородками для клеток, и накрывали бочки с соленьями, и выступали в роли разделочных досок. Да у того же Леонардо некоторые картины были крышками стола, ведь тогда писали на дереве.

Кстати, интересно поговорить и о всяких реставрационных вещах, скажем, как живопись переносят с дерева на холст.

Случаются и курьезы: например, когда на рубеже XIX и XX веков составляли список ста величайших шедевров, хранящихся в Лувре, «Джоконда» в него не попала. А что сегодня представляет собой зал, где висит «Джоконда»? Толпы японских туристов, немыслимой толщины пуленепробиваемое стекло, сколько тысяч селфи в день делается на фоне картины, которая еще сто лет назад мало кого интересовала.

У архитектурных памятников своя судьба. Любопытно, как часто случай влияет на находку. Скажем, египтология — наука молодая, там еще все впереди, Египет раскопан всего процентов на тридцать сейчас. И многие египетские находки случаются, когда фотограф решает сделать снимок, ставит штатив, штатив проваливается в яму, где в итоге оказывается какой-нибудь город. Или у верблюда нога где-нибудь застрянет, или ослик провалится в древнее захоронение. На самом деле, это главные египетские археологи — ослики, верблюды и фотографы.

Очень интересно поговорить и про классические памятники — например, про судьбу Парфенона. Это, по-моему, самый яркий и драматичный пример того, какой может быть биография памятника и насколько она вообще показывает, в какие времена какие были люди. Парфенон, начиная с V века, был христианским храмом, потом стал мусульманским, тогда к нему даже пристроили минареты, изменился интерьер. В XVII веке во время войны венецианцев с турками в Парфеноне хранился порох, в него попало пушечное ядро, и те разрушения, которые мы видим сегодня — во многом результат именно той истории. Но и это еще не все: войны, стихия, казалось бы, не зависят от частного человека. А кое-что — зависит.

Во время той же войны венецианцы, догадываясь о ценности, которую представляют собой элементы Парфенона, захотели кое-что снять и отвезти к себе в Венецию. Но работали они так неаккуратно, что несколько скульптур рухнуло и разбилось вдребезги. Позже английский посол в Турции договорился, что он вывезет кое-какие камни, и стал грузить скульптуры с фронтона, собственно камни, на корабли. Половина кораблей затонула, а вместе с ними затонули и многие древности. Это мы еще не говорим о XX веке, когда ко всему добавилась экология, храмы продолжили разрушаться, и не только на Акрополе.

В конце курса у нас будет творческое задание и конкурс.

Мне кажется полезным отойти от описания и анализа произведений искусства. Всегда популярны фильмы про коллекционеров и ограбления музеев; художественные аукционы стали частью топовых новостей, поэтому почему бы и нам не поиграть с этой темой?

Благодаря этим знаниям дети смогут по-новому взглянуть на произведения искусства: понять, что перед ними не просто картина или скульптура, не просто шедевр (или не шедевр), но и то, что история произведения показывает, как мыслили люди, что они считали важным в искусстве, как к нему относились в разные времена.